Астана — от поселения до мегаполиса. Начало

Астана — от поселения до мегаполиса. Начало
Решение о создании Акмолинского укрепления

Города возникают не вдруг, а как необходимость, как требование времени. Возникновение нового поселения всегда обусловлено какой то предысторией, говоря о Астане можно говорить о времени относящемся к 1829 году, времени когда активно поднимается вопрос о создании военного приказа в Карпыковской и Куандыковской волостях.

Формально история степной военной крепости, которой впоследствии предстояло стать торговым перекрестком в степях Сарыарки, центром целинного края и столицей суверенного Казахстана, началась с административной царской реформы: в 1822 году Александр Первый принимает Устав о сибирских киргизах. Средний жуз, традиционно кочевавший на территории Акмолы, был включен в состав вновь образованной Омской области и разбит на административные округа и аулы. В 1824 году были открыты два первых окружных приказа – Кокчетавский и Каркаралинский. Из-за нехватки финансовых средств открытие других внешних округов было отложено на некоторое время.

Кроме того, возникновение Акмолинского окружного приказа было обусловлено не только административно-политическими, но и торговыми соображениями. В те годы, отправляясь в далекий путь, купцы подвергали себя большой опасности: в степи, на глухих тропах их подстерегали шайки грабителей. Если караван не имел надежного конвоя, он становился добычей разбойников, а находящиеся при нем люди погибали или оказывались на невольничьих рынках в качестве «живого товара». Еще царица Анна Иоанновна, принимая Младший жуз в добровольное русское подданство, в грамоте, дарованной 19 февраля 1731 года хану Абулхаиру, ставила конкретное условие: «Купцам, российским подданным, ездящим из Астрахани и из других мест с караванами к Вам и особ чрез Ваши жилища и кочевья в другие места, никакого препятствия и обид не делать, но наипаче оных от всяких опасных в пути случаев охранять и в проездах их потребное вспоможение чинить». Торговая политика России на Востоке в течение нескольких столетий оставалась неизменной. Правительство планомерно осуществляло свои мероприятия. И хотя на дорогах по-прежнему промышляли разбойные шайки, караваны под защитой военных отрядов шли через степь, в основном, бесперебойно. Уныла, однообразна Бетпакдала. Иногда многие сотни верст нужно было преодолеть, чтобы добраться до ближайшего населенного пункта. Только верблюды—эти удивительно неприхотливые животные—в состоянии были вынести длительный путь, на котором редко встречались хороший корм и питьевая вода.

Кара-Уткуль был одним из важных пунктов на трассе Петропавловск—Средняя Азия, пользовавшейся у караванщиков скверной репутацией и носившей довольно мрачное название «канды жол», что значит в переводе «кровавая, дорога». Где же конкретно находилась переправа через Есиль (Ишим), именуемая Кара-Уткулем, или Черным бродом? Караваны переходили реку в двух пунктах: первый—там, где сейчас в Астане построен автодорожный мост Караоткель; второй — чуть ближе, у юго-восточной оконечности заречного парка. Теперь трудно представить, как это переправлялись с тяжелой кладью на верблюдах вброд, если глубина реки Есиль (Ишим) достигает 3—4 метров. В те годы картина была иной. Есиль (Ишим) на этих участках был очень мелким, а в жаркое лето и совсем пересыхал. Посредине реки, между современными правобережным и левобережным парками, находился остров, поросший тальником и шиповником. Караванщики считали Кара-Уткуль опасным: в камышах и густых зарослях жимолости, крушины и тальника на левом берегу грабители устраивали иногда засады. Отсюда, надо полагать, и название Черный брод.

В 1829 году султан Коныркульджа Кудаймендин, правнук Семеке-хана, правителя Среднего жуза, обратился к русскому правительству с просьбой о защите его аулов от набегов «разбойничьих шаек» и об образовании приказа в управляемых им Карпыковской и Куандыковской волостях. Кроме того, с прошением о защите торговых караванов, приходящих из Туркестана в пограничные места и обратно, неоднократно обращались и другие султаны, и царские чиновники. По данному вопросу в администрацию Западной Сибири обращается в 1829 году султан Губайдулла Валиев, возглавлявший Кокчетавский приказ. Начальник штаба Отдельного Сибирского корпуса генерал-майор С. Б. Броневский также в сентябре 1829 года в своем донесении в Омск рапортовал, что «в Карпыковской волости, управляемой султаном Конуркулжею Худаймендиным желают открыть округ при урочище Ак-Мола».

Западно-сибирский губернатор Вельяминов просьбу удовлетворил, сочтя нужным открыть «четвертый округ под названием Акмолинского, который, получив твердое основание и имея положение впереди прочих округов, будет защитою почти всех верноподданных волостей». Для этого отпускалась сумма в 31 тысячу рублей, с отрядом в 200 человек и обозом с двухмесячным запасом продовольствия Шубин 28 мая 1830 года выступил из Петропавловской крепости. Через двенадцать верст, около Новобишкульского редута, сделал остановку, чтобы окончательно проверить готовность колонны. Утром следующего дня он тронулся к урочищу Акмола- летнему кочевью султана Карпыковской волости Конуркульджи Худаймендина. Начальником военного отряда назначался Ф. К. Шубин. Его помощником — зауряд-сотник Чириков. Губернатор велел Шубину произвести административную и хозяйственную подготовку к открытию округа, а заодно и топографическую съемку местности. При отряде находились специалисты по картографии зауряд-хорунжий Шахматов и топограф Козлов.

 Султан К. Кудаймендин в то лето кочевал со своими аулами в урочище Караоткель. Сюда и прибыл отряд Ф. К. Шубина, становясь первым лагерем у мавзолея бия Нияза. Сюда, на знаменитую возвышенность с одиноким мазаром, окруженную майским паводком, были приглашены старейшины местных родов для обсуждения вопроса месторасположения административного центра будущего округа – Акмолинского укрепления. Аксакалы убеждали Шубина построить форпост на Караоткеле, наиболее удобном для связи между обитателями обоих берегов Ишима. Офицер прислушался, и 18 июня 1830 года был составлен документ, скрепленный подписями грамотных и тамгами – неграмотных старейшин-аксакалов. Это была своего рода расписка султанов и старшин казахских волостей. Название менять не стали, и во всех бумагах царской администрации местечко фигурировало как Акмола, Акмолинск. И этот день можно с полным основанием считать днём рождения будущей столицы Казахстана.

Судя по всему, губернатор Вельяминов мыслил строить приказ в глубине урочища Акмола на Нуре, примерно в двадцати верстах от Кара-Уткуля, но впоследствии место сочли неудачным, стоянка была перенесена в другой, более северный пункт, о чем 7 сентября 1830 года Чириков сообщал в канцелярию Сибирского казачьего войска: «Постоянное пребывание отряда, состоящего под командою… полковника Шубина-2-го, приискано при урочище Кара-Уткуль, где и устраивается ныне помещение людей и лошадей». Первоначальное название стоянки в официальных бумагах, видимо, механически перешло на Кара-Уткуль. Тогда всех жителей поселения насчитывалось лишь 313 человек.

Использовыны матерьаллы: http://astana2030.narod.ru/knowledge/history.htm
http://astanasity.ucoz.kz/index/0-4 — Астана — столица Республики Казахстан